Я ДУШУ КЛАДУ НА ЛАДОНИ, ПРИШЕДШЕМУ В ГОСТИ КО МНЕ

«я душу кладу на ладони, пришедшему в гости ко мне»

15 АПРЕЛЯ 130 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Н.С. ГУМИЛЕВА




Николай Степанович Гумилев (1886-1921) — русский поэт. В 1910-ых годах был одним из ведущих представителей акмеизма. Для его стихов характерны апология «сильного человека» — воина и поэта, декоративность, изысканность поэтического языка (сборники «Романтические цветы», 1908, «Костер», 1918, «Огненный столп», 1921). Переводы. Был расстрелян как участник контрреволюционного заговора; в 1991 дело в отношении Гумилева прекращено за отсутствием состава преступления. Отец ученого-этнолога, историка и доктора исторических и географических наук Льва Николаевича Гумилева.
Николай Гумилев родился 15 апреля (3 апреля по старому стилю) 1886 года, в Кронштадте. Его отец был морским врачом. В детстве жил в Царском Селе, с 1895 — в Петербурге, в 1900-1903 годах — в Тифлисе, где в 1902 в местной газете впервые было опубликовано его стихотворение. Учился в петербургской и тифлисской гимназиях.
Осенью 1903 года семья Гумилевых вернулась в Царское Село, где юноша в 1906 году завершил гимназическое образование. На литературные вкусы начинающего поэта, по-видимому, оказал влияние директор Царскосельской гимназии поэт Иннокентий Федорович Анненский; повлияли также труды Фридриха Ницше и стихи символистов.
«Путь конквистадоров» 
  


Анна Ахматова и Николай Гумилев с маленьким сыном — будущим знаменитым историком Л. Н. Гумилевым. 1915 год.
В первых сборниках стихов Николая Степановича — «Путь конквистадоров» (1905), «Романтические цветы» (1908; отмечен обращением к экзотической тематике) — нашло отражение чувство Гумилева к Анне Горенко, будущей Анне Андреевне Ахматовой, с которой он познакомился в 1903 году в Царском Селе (их брак, заключенный в 1910, спустя три года распался). Определяющим для поэзии Гумилева стал образ одинокого завоевателя, противопоставляющего свой мир тусклой действительности. 

Странствия Николая Степановича
В 1906 году Николай Гумилев уехал в Париж, где слушал лекции в Сорбонне, изучал французскую литературу, живопись, театр. Выпустил три номера литературно-художественного журнала «Сириус» (1907). В 1908 путешествовал по Египту (позднее еще трижды ездил в Африку — в 1909, 1910, 1913, собирал народные песни, образцы изобразительного искусства, этнографические материалы). 

«Письма о русской поэзии»
Некоторое время (1908-09) Гумилев обучался в Петербургском университете — на юридическом, затем на историко-филологическом факультете. Одновременно он познакомился с русским поэтом Вячеславом Ивановичем Ивановым, печатался в газете «Речь», журналах «Весы», «Русская мысль» и др., издавал сборник стихов «Жемчуга» (1910). Гумилев принимал участие в организации журнала «Аполлон» (1909), в котором вплоть до 1917 года вёл постоянную рубрику «Письма о русской поэзии» (отдельное издание — 1923), снискавшую ему репутацию проницательного критика: «его оценки всегда по существу; они выявляют в кратких формулах самую сущность поэта» (Валерий Яковлевич Брюсов). 

Гумилевский акмеизм

Желание освободиться от опеки Вячеслава Иванова и организационно отмежеваться от «теургического» символизма привело к созданию в 1911 году «Цеха поэтов», в который вместе с Гумилевым, руководившим им в качестве «синдика», вошли Анна Ахматова, Сергей Митрофанович Городецкий, Осип Эмильевич Мандельштам, Михаил Александрович Зенкевич и другие поэты-акмеисты. Объявив новое направление — акмеизм — наследником символизма, закончившего «свой путь развития», Гумилев призывал поэтов вернуться к «вещности» окружающего мира (статья «Наследие символизма и акмеизм», 1913). Первым акмеистическим произведением Гумилева считается поэма «Блудный сын», включенная в его сборник «Чужое небо» (1912). Критика отмечала виртуозное владение формой: по словам Брюсова, значение стихов Гумилева «гораздо больше в том, как он говорит, нежели в том, что он говорит». Следующий сборник «Колчан» (1916), драматическая сказка «Дитя Аллаха» и драматическая поэма «Гондла» (обе 1917) свидетельствуют об усилении в творчестве Николая Гумилева повествовательного начала. 

Война
Житейское поведение Гумилева соотносилось с его поэзией: романтический пафос конквистадорства он транспонировал из стихов в жизнь, преодолевая собственные слабости, исповедуя личный культ победы. В начале Первой мировой войны (Great War) Н. Гумилев поступил добровольцем в уланский полк; был награжден двумя Георгиевскими крестами. По воспоминаниям сослуживцев, его влекло к опасности.
В 1916 году Николай Степанович добилтся отправки в русский экспедиционный корпус на Салоникский фронт, но задержался в Париже, где общался с Михаилом Федоровичем Ларионовым и Наталией Сергеевной Гончаровой, а также с французскими поэтами (в том числе с Гийомом Аполлинером). 

Возвращение в Россию и гибель Гумилева
В 1918 году Николай Гумилев вернулся в Россию. Был привлечен писателем Максимом Горьким к работе в издательстве «Всемирная литература», читал лекции в институтах, преподавал в литературных студиях. Занимался переводами (эпос о Гильгамеше, английская и французская поэзия). Издал несколько сборников стихов, в том числе лучшую свою книгу «Огненный столп» (1921; посвящена его второй жене — Анне Николаевне Энгельгардт, дочери историка и литературоведа Николая Александровича Энгельгардта).
Осенью 1920 года Николай Гумилев неопределенно обещал участникам так называемого «таганцевского заговора» свое содействие в случае антиправительственного выступления и номинально вовлекается в конспиративную деятельность. 3 августа 1921 он был арестован Петроградской Чрезвычайной Комиссией, 24 августа приговорен к расстрелу. На следующий день приговор был приведен в исполнение. 

«Мужественный романтизм»
Н.С. Гумилев ввел в русскую поэзию «элемент мужественного романтизм» (Д. Святополк-Мирский), создал собственную традицию, опирающуюся на принцип аскетически строгого отбора поэтических средств, сочетание напряженного лиризма и патетики с легкой иронией. «Эпиграмматичность строгой словесной формулы» (Виктор Максимович Жирмунский), выверенная композиция в его последних сборниках стали вместилищем концентрированного духовного опыта всего постсимволистского поколения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий