Я ДУШУ КЛАДУ НА ЛАДОНИ, ПРИШЕДШЕМУ В ГОСТИ КО МНЕ

«я душу кладу на ладони, пришедшему в гости ко мне»


                 Биографии звезд кино

В биографиях знаменитых людей, которые прошли через трудности и добились неимоверных высот, столько же по-настоящему важного, как и в книгах профессиональных психологов. Эксперты ЛитРес подобрали несколько ярких жизненных историй, которые, безусловно, будут полезны к прочтению.
                           

  

28 НОЯБРЯ 135 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ СТЕФАНА ЦВЕЙГА


Стефан Цвейг (нем. Stefan Zweig; 28 ноября 1881, Вена, Австрия - 23 февраля 1942, Петрополис, близ Рио-де-Жанейро, Бразилия) - австрийский писатель еврейского происхождения.
Цвейг родился 28 ноября 1881 г. в Вене в семье зажиточного предпринимателя Морица Цвейга. Семья не была религиозной, сам Стефан впоследствии называл себя "евреем по случайности". Учился и получил докторскую степень в Венском университете. Уже во время учёбы он публикует собственные стихи, написанные под влиянием Гофмансталя и Рильке.
Жизнь и творчество
Цвейг родился в Вене в семье богатого еврейского негоцианта, владевшего текстильной мануфактурой. В мемуарной книге "Вчерашний мир" Цвейг подчёркнуто скупо рассказывает о своём детстве и отрочестве. Когда заходит речь о родительском доме, гимназии, а затем университете, писатель сознательно не даёт волю чувствам, подчёркивая, что в начале его жизни было всё точно так же, как у других европейских интеллигентов рубежа веков.
Окончив Венский университет, Цвейг отправляется в Лондон, Париж (1905), путешествует по Италии и Испании (1906), посещает Индию, Индокитай, США, Кубу, Панаму (1912). Последние годы первой мировой войны Цвейг жил в Швейцарии (1917-1918), а после войны поселился близ Зальцбурга.
Путешествуя, Цвейг с редкостным рвением и настойчивостью удовлетворял свою любознательность. Ощущение собственной одарённости побуждает его к сочинительству стихов, а солидное состояние родителей позволяет без затруднений издать первую книгу. Так появились на свет "Серебряные струны" (Silberne Saiten, 1901), изданные на собственные средства автора. Цвейг рискнул послать первый сборник стихов своему кумиру - великому австрийскому поэту Райнеру Мария Рильке. Тот прислал в ответ свою книгу. Так завязалась дружба, продолжавшаяся до самой кончины Рильке.
Цвейг был дружен с такими выдающимися деятелями культуры, как Э.Верхарн, Р.Роллан, Ф.Мазерель, О.Роден, Т.Манн, З.Фрейд, Д.Джойс, Г.Гессе, Г.Уэллс, П.Валери.
В годы первой мировой войны Цвейг опубликовал проникновенный очерк о Р.Роллане, назвав его "совестью Европы". Цвейг посвятил эссе Максиму Горькому, Томасу Манну, Марселю Прусту и Йозефу Роту.
Цвейг полюбил русскую литературу ещё в гимназические годы, а затем внимательно читал русских классиков в период учёбы в Венском и Берлинском университетах. Когда в конце 20-х гг. в нашей стране стало выходить собрание сочинений Цвейга, он, по его собственному признанию, был счастлив. Предисловие к этому двенадцатитомному изданию произведений Цвейга написал А.М.Горький. "Стефан Цвейг, - подчеркнул Горький, - редкое и счастливое соединение таланта глубокого мыслителя с талантом первоклассного художника". Горький особенно высоко оценил новеллистическое мастерство Цвейга, его удивительное умение откровенно и вместе с тем максимально тактично рассказать о самых интимных переживаниях человека.
Новеллы Цвейга - "Амок" (Amok, 1922), "Смятение чувств" (Verwirrung der Gefuhle, 1927), Шахматная новелла (Schachnovelle, 1941) - сделали имя автора популярным во всём мире. Новеллы поражают драматизмом, увлекают необычными сюжетами и заставляют размышлять над превратностями человеческих судеб. Цвейг не устаёт убеждать в том, насколько беззащитно человеческое сердце, на какие подвиги, а порой преступления толкает человека страсть.
Цвейг создал и детально разработал свою собственную модель новеллы, отличную от произведений общепризнанных мастеров короткого жанра. События большинства его историй происходят во время путешествий, то увлекательных, то утомительных, а то и по-настоящему опасных. Всё, что случается с героями, подстерегает их в пути, во время коротких остановок или небольших передышек от дороги. Драмы разыгрываются в считанные часы, но это всегда главные моменты жизни, когда происходит испытание личности, проверяется способность к самопожертвованию. Сердцевиной каждого рассказа Цвейга становится монолог, который герой произносит в состоянии аффекта.
Новеллы Цвейга представляют собой своего рода конспекты романов. Но когда он пытался развернуть отдельное событие в пространственное повествование, то его романы превращались в растянутые многословные новеллы. Поэтому романы из современной жизни Цвейгу в общем не удавались. Он это понимал и к жанру романа обращался редко. Это "Нетерпение сердца" (Ungeduld des Herzens, 1938) и "Угар преображения" (Rauch der Verwandlung), опубликованный по-немецки впервые спустя сорок лет после смерти автора, в 1982 г. (в русском переводе - "Кристина Хофленер", 1985).
Цвейг нередко писал на стыке документа и искусства, создавая увлекательные жизнеописания Магеллана, Марии Стюарт, Эразма Роттердамского, Жозефа Фуше, Бальзака (1940).
В исторических романах принято домысливать исторический факт силой творческой фантазии. Где не хватало документов, там начинало работать воображение художника. Цвейг, напротив, всегда виртуозно работал с документами, обнаруживая в любом письме или мемуарах очевидца психологическую подоплёку.
Загадочная личность и судьба Марии Стюарт, королевы Франции, Англии и Шотландии, всегда будет волновать воображение потомков. Автор обозначил жанр книги "Мария Стюарт" (Maria Stuart, 1935) как романизированная биография. Шотландская и английская королевы никогда не видели друг друга. Так пожелала Елизавета. Но между ними на протяжении четверти века шла интенсивная переписка, внешне корректная, но полная скрытых уколов и колких оскорблений. Письма и положены в основу книги. Цвейг воспользовался также свидетельствами друзей и недругов обеих королев, чтобы вынести беспристрастный вердикт обеим.
Завершив жизнеописание обезглавленной королевы, Цвейг предаётся итоговым размышлениям: "У морали и политики свои различные пути. События оцениваются по-разному, смотря по тому, судим мы о них с точки зрения человечности или с точки зрения политических преимуществ". Для писателя в начале 30-х гг. XX в. конфликт морали и политики носит уже не умозрительный, а вполне ощутимый характер, касающийся его самого лично.
Герой книги "Триумф и трагедия Эразма Роттердамского" (Triumph und Tragik des Erasmus von Rotterdam, 1935) особенно близок Цвейгу. Ему импонировало, что Эразм считал себя гражданином мира. Эразм отказывался от самых престижных должностей на церковном и светском поприщах. Чуждый суетных страстей и тщеславия, он употребил все свои усилия на то, чтобы добиться независимости. Своими книгами он покорил эпоху, ибо сумел сказать проясняющее слово по всем больным проблемам своего времени.
Эразм порицал фанатиков и схоластов, мздоимцев и невежд. Но особенно ненавистны ему были те, кто разжигал рознь между людьми. Однако вследствие чудовищного религиозного раздора Германия, а вслед за ней и вся Европа были обагрены кровью.
По концепции Цвейга, трагедия Эразма в том, что он не сумел предотвратить эти побоища. Цвейг долгое время верил, что первая мировая война - трагическое недоразумение, что она останется последней войной в мире. Он полагал, что вместе с Роменом Ролланом и Анри Барбюсом, вместе с немецкими писателями-антифашистами он сумеет предотвратить новое мировое побоище. Но в те дни, когда он трудился над книгой об Эразме, нацисты у него в доме произвели обыск. Это был первый сигнал тревоги.
В 20-30-е гг. XX в. у многих западных писателей усиливается интерес к СССР. Они видели в нашей стране единственную реальную силу, которая может противостоять нацизму. Цвейг приехал в СССР в 1928 г. на торжества по случаю столетия со дня рождения Льва Толстого. Цвейг весьма скептически оценил бурную бюрократическую деятельность руководящей верхушки советских республик. В общем, его отношение к Стране Советов можно было тогда охарактеризовать как доброжелательно-критическое любопытство. Но с годами доброжелательность убывала, а скептицизм нарастал. Цвейг не мог понять и принять обожествление вождя, а лживость инсценированных политических процессов его не ввела в заблуждение. Он категорически не принимал идею диктатуры пролетариата, которая узаконивала любые акты насилия и террора.
Положение Цвейга в конце 30-х гг. XX в. было между серпом и молотом, с одной стороны, и свастикой - с другой. Вот почему столь элегична его заключительная мемуарная книга: вчерашний мир исчез, а в настоящем мире он всюду чувствовал себя чужим. Последние его годы - годы скитаний. Он бежит из Зальцбурга, избирая временным местом жительства Лондон (1935). Но и в Англии он не чувствовал себя защищённым. Он отправился в Латинскую Америку (1940), затем переехал в США (1941), но вскоре решил поселиться в небольшом бразильском городе Петрополис, расположенном высоко в горах. 22 февраля 1942 г. Цвейг ушёл из жизни вместе с женой, приняв большую дозу снотворного. Эрих Мария Ремарк так написал об этом трагическом эпизоде в романе "Тени в раю": "Если бы в тот вечер в Бразилии, когда Стефан Цвейг и его жена покончили жизнь самоубийством, они могли бы излить кому-нибудь душу хотя бы по телефону, несчастья, возможно, не произошло бы. Но Цвейг оказался на чужбине среди чужих людей". Но это не просто результат отчаяния. Цвейг ушёл из этого мира, категорически его не принимая.

28 НОЯБРЯ 110 ЛЕТ СОДНЯ РОЖДЕНИЯ Д.С.ЛИХАЧЁВА

Российский ученый-литературовед и общественный деятель, академик РАН Дмитрий Сергеевич Лихачев родился 28 ноября (15 ноября по старому стилю) 1906 года в Санкт-Петербурге в семье инженера-электрика Сергея Михайловича Лихачева.
Российский ученый-литературовед и общественный деятель, академик РАН Дмитрий Сергеевич Лихачев родился 28 ноября (15 ноября по старому стилю) 1906 года в Санкт-Петербурге в семье инженера-электрика Сергея Михайловича Лихачева.
В 1914–1917 годах Дмитрий Лихачев учился сначала в Гимназии императорского человеколюбивого общества, затем в гимназии и реальном училище Карла Мая. В 1917 году Лихачев продолжил образование в Советской трудовой школе имени Л.Д. Лентовской.
В 1923 году Дмитрий Лихачев поступил в Ленинградский университет на факультет общественных наук на отделение языкознания и литературы, где он учился одновременно в двух секциях: романо-германской и славяно-русской.
В феврале 1928 года, после окончания ЛГУ, Дмитрий Лихачев был арестован за участие в студенческом кружке "Космическая академия наук" и осужден на пять лет за контрреволюционную деятельность.
С ноября 1928 года по август 1932 года Лихачев отбывал заключение в Соловецком лагере особого назначения. Здесь же, во время пребывания в лагере, в 1930 году была опубликована первая научная работа Лихачева "Картежные игры уголовников" в журнале "Соловецкие острова".
После досрочного освобождения он вернулся в Ленинград, где работал литературным редактором и корректором в различных издательствах. С 1938 года жизнь Дмитрия Лихачева была связана с Пушкинским домом – Институтом русской литературы (ИРЛИ АН СССР), где он начал работать младшим научным сотрудником, затем стал членом ученого совета (1948), а позже – заведующим сектором (1954) и отделом древнерусской литературы (1986).
Во время Великой Отечественной войны с осени 1941 года до весны 1942 года Дмитрий Лихачев жил и работал в блокадном Ленинграде, откуда был эвакуирован с семьей по "Дороге жизни" в Казань. За самоотверженный труд в осажденном городе он был награжден медалью "За оборону Ленинграда".
С 1946 года Лихачев работал в Ленинградском государственном университете (ЛГУ): сначала в должности доцента, а в 1951–1953 годах – профессора. На историческом факультете ЛГУ он читал спецкурсы "История русского летописания", "Палеография", "История культуры Древней Руси" и другие.
Изучению культуры Древней Руси и ее традиций Дмитрий Лихачев посвятил большую часть своих трудов: "Национальное самосознание Древней Руси"(1945), "Возникновение русской литературы" (1952), "Человек в литературе Древней Руси" (1958), "Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого" (1962), "Поэтика древнерусской литературы" (1967), эссе "Заметки о русском" (1981). Русской культуре и наследованию ее традиций посвящен сборник "Прошлое – будущему" (1985).
Много внимания Лихачев уделял исследованию великих памятников древнерусской литературы "Повесть временных лет" и "Слово о полку Игореве", которые были им переведены на современный русский язык с комментариями автора (1950). В разные годы жизни этим произведениям были посвящены различные статьи и монографии ученого, переведенные на многие языки мира.
Дмитрий Лихачев был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР (1953) и действительным членом (академиком) АН СССР (1970). Он являлся иностранным членом или членом-корреспондентом академий наук ряда стран: Академии наук Болгарии (1963), Сербской академии наук и искусств (1971), Венгерской академии наук (1973), Британской академии (1976), Австрийской академии наук (1968), Геттингенской академии наук (1988), Американской академии искусств и наук (1993).
Лихачев был почетным доктором Университета имени Николая Коперника в Торуне (1964), Оксфорда (1967), Эдинбургского университета (1971), Университета Бордо (1982), Цюрихского университета (1982), Будапештского университета имени Лоранда Этвеша (1985), Софийского университета (1988), Карлова университета (1991), Сиенского университета (1992), почетным членом сербского литературно-научного и культурно-просветительного общества "Српска матица" (1991), Философского научного общества США (1992). С 1989 года Лихачев являлся членом Советского (позднее Российского) отделения Пен-клуба.
Академик Лихачев вел активную общественную работу. Наиболее значительными для себя академик считал работу в должности председателя в серии "Литературные памятники" в Советском (позднее Российском) фонде культуры (1986-1993), а также деятельность в качестве члена редколлегии академической серии "Научно-популярная литература" (с 1963 года). Дмитрий Лихачев активно выступал в СМИ в защиту памятников русской культуры – зданий, улиц, парков. Благодаря деятельности ученого удалось спасти от сноса, "реконструкций" и "реставраций" много памятников в России и на Украине.
За свою научную и общественную деятельность Дмитрий Лихачев был удостоен многих правительственных наград. Академику Лихачеву была дважды присуждена Государственная премия СССР – за научные труды "История культуры Древней Руси" (1952) и "Поэтика древнерусской литературы"(1969), и Государственная премия Российской Федерации за серию "Памятники литературы Древней Руси" (1993). В 2000 году Дмитрию Лихачеву посмертно была присуждена Государственная премия России за развитие художественного направления отечественного телевидения и создание общероссийского государственного телеканала "Культура".
Академик Дмитрий Лихачев был удостоен высших наград СССР и России – звания Героя Социалистического Труда (1986) с вручением ордена Ленина и золотой медали "Серп и Молот", он являлся первым кавалером ордена Святого апостола Андрея Первозванного (1998), а также награжден многими орденами и медалями.
С 1935 года Дмитрий Лихачев был женат на Зинаиде Макаровой, сотруднице издательства. В 1937 году у них родились дочери-близнецы Вера и Людмила. В 1981 году дочь академика Вера погибла в автокатастрофе.
Дмитрий Сергеевич Лихачев скончался 30 сентября 1999 года в Санкт-Петербурге, похоронен на кладбище в Комарово.
В 2001 году был учрежден Международный благотворительный фонд имени Д.С. Лихачева.
Имя Дмитрия Лихачева было присвоено малой планете №2877, открытой советскими астрономами, Российскому научно-исследовательскому институту культурного и природного наследия в Москве, а также премии, учрежденной правительством Санкт-Петербурга и Фондом имени Д.С. Лихачева
Именем Лихачева также названа площадь в Петроградском районе города Санкт-Петербурга.
2006 год, год столетия со дня рождения ученого, указом президента России Владимира Путина был объявлен Годом академика Дмитрия Лихачева.
Материал подготовлен на основе информации из открытых источников